Забег имени Уле Бьорндалена

Отчет Ольги Сухановой с родины легендарного биатлониста - норвежской Симостранды
Рассказ получился не столько спортивный, сколько фанатский, но тут уж как есть. Про небольшую норвежскую деревушку Симостранду слышали, наверное, только те, кто любит биатлон, - именно оттуда родом замечательный норвежский биатлонист (то есть теперь уже бывший биатлонист) Уле Айнар Бьорндален.

Деревушка маленькая, все друг друга знают и ценят, и Уле Айнаром земляки очень гордятся, тем более что раньше о Симостранде никто знать не знал, а тут вдруг это тихое местечко стало известным. Десять лет назад в честь любимого односельчанина на дороге при въезде в деревню установили бронзовую скульптуру – Уле Айнара на лыжах – а еще организовали замечательное, теперь уже традиционное соревнование: гонку в короткий, но очень крутой подъем в местном лесу. Мероприятие это совсем небольшое, домашнее, о нем обычно никто и знать не знает, и участвуют там либо сами жители Симостранды (а там отличный биатлонный клуб, так что дети и подростки подготовлены огого как!), либо кто-то из окрестностей.

Вместе с настоящей гонкой проводится и любительский туристический заход в этот же подъем и вокруг – спортивных целей у него нет, это просто веселое совместное мероприятие на свежем воздухе в честь Уле Айнара. Но «туристам» тоже выдают стартовые номера и дипломы за участие (в подъем забираться тяжело, так что правильно выдают).

Ольга Суханова
Участник клуба GoldFinch Team
Про небольшую норвежскую деревушку Симостранду слышали, наверное, только те, кто любит биатлон, - именно оттуда родом замечательный норвежский биатлонист Уле Айнар Бьорндален.
Я, конечно, ни в каком походе не собиралась участвовать, я тюлень-тюлень и приехала просто поболеть за Уле Айнара и полюбоваться на него, - а то карьеру закончил, где теперь его увидишь? Но Уле Айнар, услышав, что я просто собираюсь им восхищаться, сказал, мол, давай-ка и сама, стартовые номера выдают вон там, - и я поняла, что придется идти. Эх. Терпеть не могу тащиться в гору, да еще и совершенно не собиралась: одета была не в беговую форму, а в джинсы и футболку – жарковато для подъема под палящим солнцем (погоду на этот день подарили – просто как в рекламном ролике! Причем и накануне ночью, когда я прилетела, и на следующий день давали дубак, туман и ливень). И на ногах – не кроссовки, а трекинговые ботинки (я ждала дождей и думала, что будет грязища).
Стартовый номер в туристическом классе стоил сто крон (около восьмисот рублей). Конечно, никто не мешал пройтись бесплатно и без стартового номера, не регистрируясь, но я решила, что уж запишусь, как надо. На регистрации у меня спросили имя и фамилию, номер мобильного (а то леса тут глухие…) – и вот я уже вместе с другими ходоками двинула вперед.
Я со своим стартовым номером
Результаты в туристическом классе никто не учитывает, прошел – и молодец. Трассу, кстати, можно выбрать разную, в зависимости от подготовки, - от 4 до 9 км. Но все они идут через этот подъем в лесу.

Номер мне достался 404. Ну да, error 404, здрасьте, вот она я. А т.е. участвовать не собиралась – никаких булавочек у меня с собой не было, и я просто несла номер в руках.

Сбиться с трассы, кстати, совершенно нереально, - молодцы симострандцы, отлично все разметили. По самой деревне все повороты были отмечены нарисованными мелом стрелками – как в детстве, когда играли в казаки-разбойники. Дальше через луг – единственная прокошенная тропинка, а уже после луга, в лесу, везде были указатели и разметка.
На маршрут я вышла поздно (в туристическом классе нет никакого четкого времени старта, главное – пройти), скоро уже должны были стартовать участники забега, и мне очень хотелось, конечно, дойти до верха раньше, чем добегут они, чтобы встретить там Уле Айнара. Поэтому я драпанула изо всех сил очень быстрым шагом, практически бегом, надеясь, что успею дойти до верха, - т.к. бегуны пока еще не стартовали, а только-только начали разминаться. Разминку, кстати, возглавил сам Уле Айнар – он резво побежал от полянки, где проходила регистрация, к месту старта. Остальные бегуны потянулись за ним.
У нас, «туристов», старт был прямо на полянке, где и регистрация, а те, кто бежал в подъем, стартовали в лесу – у начала этого подъема. Так что им до старта надо было еще дойти или добежать – вот Уле Айнар и побежал, потянув всех за собой.
Мы же на нашей стартовой полянке разговорились с местным поэтом Пером Нордигарденом (он пишет смешные и трогательные лимерики про лыжников и биатлонистов), да так вместе с ним и почесали вперед, обсуждая на ходу (ну, пока я еще могла поддерживать беседу…) судьбы мировой поэзии. Думаю, что вдвоем тащиться в эту гору было проще – мы с Пером всю дорогу друг друга подначивали и поддерживали, да так и забрались наверх.

Вот тут-то я порадовалась, что на мне трекинговые ботинки: подъем каменистый, много крупных валунов и всяких шатких булыжников, и мне казалось, что подвернуть там ногу в беговых кроссовках – как нечего делать. А трекинговые ботинки все-таки хорошо держат. Но, может, это мне, тюленю, так казалось. Все, кто именно бежал, были, конечно, в кроссовках.

Тем временем мы с Пером доковыляли до старта гонки в подъем. Бегуны уже готовились, я прикинула, что мы все-таки должны успеть подняться раньше них. Стартовая черта у них была нарисована прямо на лесной травке. Тут же давали очень вкусный морс, который пришелся как раз кстати: мы-то протопали уже пару километров с полянки по жаре, причем тоже все время в подъем (хотя, конечно, не в очень крутой, - настоящий подъем начинался только сейчас).

Мы только-только дошли до начала серьезного подъема, а я уже успела устать и взмокнуть. А еще топать вверх в крутющую гору два километра, и я хочу все-таки дойти раньше, чем финишируют бегуны! Я прокляла свои плотные джинсы и две футболки. Одну, верхнюю, можно было бы и снять, - но на ней веселая надпись cats, coffee, poetry, Ole Einar, - так что снимать ее я не хотела, пришлось идти и мокнуть.

До старта бегунов еще оставалось время.

А теперь будет небольшая история. В этот самый подъем в лесу Уле Айнар бегал еще в детстве, это одно из его любимых детских мест для тренировок, так что свои результаты тут он прекрасно помнит: говорил, что лучшее его время в юности тут – девять минут, а сейчас он будет рад, если уложится в десять.

И вот накануне гонки он позвонил норвежскому комментатору Уле Кристиану Столтенбергу (это такой норвежский Губерниев) и предложил посоревноваться в этот подъем. А заодно предложил пари, на сколько Столтенберг от него отстанет (мысль, что Столтенберг может вдруг и не отстать, Уле Айнару, видимо, не пришла в голову). Забились так: если Столтенберг отстанет больше чем на 70 % - выигрывает Уле Айнар, если меньше – выигрывает Столтенберг. Т.е. если Уле Айнар рассчитывал пробежать за десять минут, то Столтенбергу надо было уложиться в семнадцать. Выиграет Уле Айнар – Столтенберг должен подготовить речь о биатлоне, выиграет Столтенберг – Уле Айнар должен выступить перед его любимой футбольной командой. Короче, мальчишки такие мальчишки, хотя обоим за сорок.

Чуть переведя дыхание, мы с Пером снова хлебнули морса, пожелали обоим (и всем остальным бегунам тоже) удачи и собрались дальше. Надо было таки вскарабкаться в подъем. Причем я по-прежнему рассчитывала успеть раньше бегунов, хотя и сил, и времени оставалось все меньше.

- А вы за кого болеть будете? – коварно спросил Столтенберг. Пера-то все знают как лыжно-биатлонного поэта, а ко мне уже просто привыкли как к безобидной сумасшедшей поклоннице Бьорндалена.
- А мы будем орать «Давай, Уле!» - вывернулся Пер.
Уле Айнар и Уле Кристиан дружно захохотали.

И тут начался тот самый подъем. Ух. Вот где я сто раз вспомнила добрым словом голдфинчевские тренировки, а отдельно – Лешу Щеглова, который мне говорил, что обязательно надо бегать или ходить! Бегаю я по-прежнему медленно и печально, но выносливости явно прибавилось.

Думаю, год назад я лезла бы в эту гору гораздо дольше, и сдохла бы гораздо раньше. А тут… нет, конечно, я тоже сдохла, но все-таки не сразу. Ругалась на себя, что так рванула от самой полянки, - надо бы не так быстро, но вариантов не было, я же хотела успеть раньше бегунов. В лесу было много болельщиков – они собрались посмотреть на Уле Айнара и на его пари со Столтенбергом (об этом пари все знали), но и нас, и всех они очень-очень поддерживали. Спасибо вам, люди!

Вместе с Уле Кристианом Столтенбергом дает интервью.
На последних пятистах метрах я, кажется, каждую минуту спрашивала, скоро ли уже верх. Пер меня подначивал, мол, что, все, перестала щебетать? Но было видно, что и ему тяжело.

Пульсометра на мне не было (я же не собиралась участвовать в походе! Эхххххх, курица, такую тренировку не записала!), но сердце ощущалось где-то в горле. Я посмотрела на телефон – бегуны внизу стартовали минуту назад, может, я все-таки успею на финиш раньше них?

И вот – волшебная табличка «двести метров до финиша»! Словно крылья выросли! Правда, подъем стал еще круче, но его осталось всего двести метров, это же всего половина круга на стадионе, я должна доползти, я, может, еще успею раньше…
Двести метров до финиша
Но нет, раньше бегунов я не успела – по крикам болельщиков внизу стало понятно, что лидеры к нам приближаются, и точно – первых уже было видно за деревьями. Уле Айнара среди них не было. Мне оставалось буквально несколько шагов до финиша, когда мимо промчалася Уле Айнар – он прибежал к финишу четвертым из всех. Потом сказал, что долго держался в призах, но последняя сотня метров ему не удалась. А в своей возрастной категории он, конечно, выиграл. Пробежал за 10,01 – ну, почти как хотел.
Я стояла на финише, мокрая, как крыса: обе футболки насквозь, волосы мокрые, джинсы мокрые. Правда, под ярким солнцем и на ветру быстро высохла, а то б так и осталась похожа на чучело.

Уле Айнар, отдышавшись, быстро ответил на пару вопросов репортерам местной прессы, а потом побежал вниз – встречать Столтенберга. Встретил его – и снова вместе с ним побежал наверх, к финишу, всячески подгоняя и подбадривая соперника. Пари, кстати, выиграл Столтенберг, он пробежал где-то минут за пятнадцать, - то есть еще и с запасом выиграл.

Дождавшись последних, двинулись вниз. Я уже никуда не торопилась и наконец-то дорвалась до черники и брусники, которые растут там по всему лесу, - и спустилась вниз с перемазанными пальцами (и, наверное, с синими губами).

Уле Айнар, отдышавшись, быстро ответил на пару вопросов репортерам местной прессы, а потом побежал вниз – встречать Столтенберга.
Внизу уже готовы были дипломы и значки всем участникам похода и награды всем призерам забега. А еще – угощение для всех-всех-всех: морс, кофе, булочки с изюмом и безумно вкусные торты с кремом и взбитыми сливками. Мммммм. Это так решили отметить окончание спортивной карьеры Уле Айнара. Всех наградили (Уле Айнар лично всем вручил призы – ну, только себе самому не смог), и неофициальная часть была замечательной: Уле Айнару со всех сторон говорили только самые теплые слова, а народ радостно прямо на травке под солнцем пил кофе и ел тортики. Я тоже от души приложилась к тортикам – черт бы с ними, с калориями, ведь в такой подъем вперлась!
Вот так и прошли забег и поход имени Уле Айнара. Это было десятое такое мероприятие, юбилейное, - и сам Уле Айнар сказал, что надеется, что на следующий год участников будет больше. И сам пообещал снова поучаствовать.
comments powered by HyperComments
Тебе также может быть интересно

Узнавай первым о новостях и интересных обзорах!
Письмо 1 раз в неделю без спама.